mfc
ГБУЗ КО "Калужский областной Центр общественного здоровья и медицинской профилактики"
view Версия для слабовидящих

Угрозы отклоняющегося поведения призывников

Угрозы отклоняющегося поведения призывников Миронова Марина Николаевна - кандидат психологических наук, эксперт Калужского регионального отделения "Российского общества "Знание"

Задать вопрос
+ А
- А
Изображения
Выйти

Угрозы отклоняющегося поведения призывников

Миронова Марина Николаевна

- кандидат психологических наук, эксперт

Калужского регионального отделения

"Российского общества "Знание"

Угрозы отклоняющегося поведения призывников

              Сегодня  список угроз отклоняющегося поведения  призывников нельзя рассматривать традиционно. Если раньше мы говорили о негармоничном воспитании в семье, или о дворовой компании и пр., то сегодня основная угроза  - это деструктивные сетевые сообщества. В  контексте угрозы отклоняющегося поведения призывников эта тема эта практически не обсуждается. Она не входит в компетенцию ни медицины, ни образования, ни других ведомств, отвечающих за состояние будущих призывников. Но она крайне актуальна и требует комплексного, межведомственного  внимания.

Цифровые технологии необходимо  рассматривать как инструменты, а любой инструмент может быть направлен на развитие человека и его продуктивной деятельности или на разрушение.

         По сведениям известных экспертов в области информационной безопасности Н. Касперской (основателя компании «Лаборатория Касперского), И. Ашманова (известного эксперта в области информационной безопасности), Галины  Солдатовой (проф. факультета психологии МГУ, Президента фонда развития интернет), Я. Амелиной (политолога, секретаря Кавказского Геополитического клуба), Сергея Пестова, (генерального директора Центра спасения детей от киберпреступлений):

 - 90% российских подростков являются активными пользователями соцсетей интернета и мессенджеров.

- 10 лет - средний возраст, в котором начиналась их самостоятельная сетевая жизнь, тогда как  - психологически обоснованный возраст, в котором ребёнок может справиться со всеми опасностями интернета - 14 лет.   

            Если в марте 2017 года в деструктивные сетевые сообщества были вовлечены 21 % подростков, то в марте 2019 – уже 40 % подростков. Рост за 2018год составляет 50 %.

Подростки доверяют интернету больше, чем книгам и родителям.

Наиболее деструктивный контент для развития личности подрастающего поколения: челленджи, деструктивные компьютерные игры, суицидальные игры, деструктивное направление анимэ, АУЕ, скулшутинг, издевательства и преследования в сети, суицидальные игры, песни деструктивных популярных исполнителей.

 В сетях происходит вовлечение подростов в торговлю наркотиками  и их потребление (в т.ч. т.н. «снюса»), вовлечение в экстремистские и террористические организации. Подростки доверяют интернету больше, чем книгам

 Краткое описание некоторых из них:

Сетевые сообщества распространения наркотиков. Через интернет распространяется 90% ПАВ; всего в них 1,3 мл.  подписчиков, среди них 103 тыс. подростков, рост подписчиков-подростков за год составил 23 тыс. Подростки через интернет вовлекаются как «закладчики». Новейшее изобретение наркоторговцев – торговля снюсом и пропаганда среди школьников этого смертельного вещества блогерами. Снюс – это высококонцентрированные никотиновые смеси, которые разрешены в свободной продаже, но фактически это наркотик, в высокой концентрации он может привести к летальному исходу. А в одном пакетике снюса, предназначенном для одного употребления, содержится столько же никотина, сколько в трёх пачках сигарет. Уже есть первые случаи смерти от передозировки подростков. Для того чтобы ввести в заблуждение родителей, смеси изготовляются не только в пакетиках, которые закладываются в рот, но и в форме мармелада, леденцов, и даже зубочисток зубной щётки! В результате употребления снюса уже были случаи летального исхода среди подростков, в т.ч. в Калуге.                             

 

   

 

Кибербуллинг – это травля, издевательства, преследования, запугивание, угрозы, шантаж, давление, оскорбления, домогательство в  соцсетях. Инструментами кибербуллинга являются: отправка SMS, сообщений электронной почты, обмен мгновенными сообщениями, публикация неприличных изображений или сообщений о жертве в блогах или на сайтах, в социальных сетях, а также рассылка сообщений, содержащих угрозы и шантаж. То, как часто российские интернет-пользователи сталкивались с онлайн-агрессией, выясняла Mail.ru Group и оказалось, что их 58% , то есть больше половины! А по данным Натальи Касперской, подобные группы, в которых процветают травля и издевательства в сети, имеют 12 мл. подписчиков, что говорит о их неимоверной популярности. По количеству участвующих в таких сообществах подростков они выходят на второе место после АУЕ – их 2,5, мл. чел., роста участников нет, так как  подобные сетевые сообщества время от времени «чистят». В это число входят те подростки, которые либо сами осуществляют издевательства, либо являются зрителями травли в видеороликах и в блогах, читателями постов, в которых она осуществляется; это те, кто выставляют лайки за подобные действия.  Кибербуллинг, как правило, бывает  анонимным и это одна из основных причин, почему вообще существует это отвратительное явление, т.к. анонимность создаёт иллюзию вседозволенности. Кибертравля продолжается даже если подросток выключит телефон или компьютер: в виртуальном пространстве она очень быстро распространяется, и даже если родители добились от администратора сети, чтобы её следы удалили, то факт травли всё равно остаётся известным, потому что кто-то уже успел  распространить картинки или видео с ней.

АУЕ - группы криминальной романтики. Аббревиатура АУЕ означает "Арестантский Уклад Един", иногда название раскрывают как "Арестантское уркаганское единство". Группы АУЕ в сети "ВКонтакте" имеют 4 мл. подростков, что выдвигает это деструктивное  движение на первое место по численности.  Кроме популяризации криминального образа жизни, в группах производится вовлечение в практическую криминальную деятельность, активно вовлечённые занимаются вымогательством, насилием, воровством.  Конечно, не  все поклонники криминальной романтики будут реально вовлечены в противоправную деятельность; но никто не сможет сказать наверняка, и какой конкретно процент останется относительно сохранным в личностном плане.  

 

 

Скулшутинг или колумбайн: - всего в данных сетевых сообществах подписчиков среди подростков – 112 тыс., рост 20 тыс. Группы в основном представлены в сети «ВКонтакте», ежегодно в преддверии нового учебного года происходит активная популяризация «героев» скулшутинга (сообщается, что их публикации носят только информационный характер, являются формой юмора, выводящего подписчиков за пределы традиционных понятий «хорошо» и «плохо»), поэтому сеть не несёт ответственности за результаты. Росляков, колумбайнер, совершивший теракт в техникуме г. Керчь с последующим самоубийством с 2012 года был подписчиком сети «ВКонтакте», анализ его страничек говорит о том, что он «воспитан» ею.

Следственные органы и общественность безуспешно ищут мотив чудовищного преступления. Подобные акты представляют собой относительно новую форму реализации подростковой деструктивности, характерной чертой которой является якобы безмотивное насилие, направленное не столько не против конкретных лиц или общественной системы в целом, сколько против общества и мира как таковых. Они убивают себя вместе с миром, который отвергают. Однако если обратиться к возрастной психологии, то окажется, что это вполне мотивированные акты! Четверокурсник техникума Росляков, которому на момент преступления шёл 18 год, и который с 12 лет фактически воспитывался социальной сетью ВКонтакте, переживал кризис юности, в среднем приходящийся примерно на 17 – 21 год. Кризис юности носит экзистенциальный характер, т.е. является кризисом смысла жизни. Основной пафос этого периода – самоопределение, поиск своего места в жизни. Впервые партнёром для юноши является всё человечество, весь мир, с которым он вступает в деятельностные отношения.  Психологической основой кризиса юности является сравнение идеального Я с реальным: здесь возникают всевозможные противоречия: идеальное Я может быть случайным, и даже отрицательным, а реальное Я ещё не оценено личностью. И если отсутствуют внутренние средства разрешения кризиса, подготовленные предыдущим развитием (а именно так было у Рослякова, как показал анализ «картинок» на его страничках) –  то юноше «нет места в жизни» и возможны такие негативные варианты развития, как наркомания, алкоголизм, деструктивная секта, терроризм, а как крайняя форма – суицид. А если в старшем подростковом возрасте найден негативный идеал (из анализа страниц в сети Рослякова понятно, что идеалом стали: анархист Сергей Нечаев и те колумбайнеры, которые уже совершили свои теракты), то именно терроризм становятся ориентиром в практической деятельности по отношению к миру: мир в целом отвергается и одновременно совершается суицид. Так они убивают себя вместе с миром: путём теракта и последующего суицида, самоподрыва и пр. И конечно, такая мотивация может быть использована в чьих-то чёрных целях, и тут можно только ужаснуться, как тонко кто-то, кто создаёт  деструктивный контент, понимает психологию и использует её для своих целей.

Блокирование «ВКонтакте» отдельных сообществ происходило лишь после очередного кровавого инцидента в том или ином российском регионе (в Ивантеевке, Перми, Улан-Удэ, Стерлитамаке, и, наконец, в Керчи – всего 5 за 2017 – 2018 гг.). Однако вскоре после того, как медиа-интерес к этой тематике спадал, пропаганда «колумбайнеров» снова появлялась на экранах. Особую тревогу вызывают публикации в сети, глумящиеся над страданиями и смертью жертв керченской трагедии уже после неё демонстрируют результат распространения деструктивной информации "ВКонтакте". О том же свидетельствует и наличие молодых людей, ставящих на аватар фотографию Рослякова, и девушек, признающихся ему в любви.

13 ноября 2019 года в СМИ появилось сообщение о новом расстреле с последующим суицидом в Благовещенске. Студент четвёртого курса техникума Даниил Засорин, по словам преподавателей и однокурсников – был тихим, замкнутым, из благополучной семьи, увлекался компьютерными играми, учился на компьютерщика. Как только исполнилось 18 лет, купил ружьё и научился стрелять. Судя по последней видеозаписи перед терактом, которую транслировали после случившегося, он давно готовился к этому событию. СМИ перебирают различные версии мотива преступления – месть за изнасилованную девушку, ссора с однокурсниками, был в состоянии аффекта, в студенческой группе его «гнобили». Однако эксперт-психиатр, прослушав запись с последнего видеоролика, сказал, что состояние аффекта не выявляется. И сокурсники опровергают сообщения, уже появившиеся в СМИ: и девушки у него никогда не было, и конфликтов тоже, травле не подвергался. Опять «безмотивное» насилие, или же всё-таки воспитанный деструктивными цифровыми технологиями очередной колумбайнер?  И даже если следствие докажет, что были какие-то причины, подтолкнувшие к убийству, то почему оно было совершено уже ставшим ритуальным способом – в учебном заведении? 

   

 

          Деструктивное «творчество» в сети некоторых популярных исполнителей. В 2018 году в ряде городов родительские сообщества сумели запретить концерты некоторых популярных среди подростков исполнителей, прежде сего рэперов. Все они раскручивались благодаря интернету и все они, так или иначе присутствуют в подростковых группах социальных сетей, являясь аудиофоном сообщений. К сожалению, тогда попытки приструнить этих «творцов» не привели к каким-либо серьёзным последствиям, наоборот – фактически осудили инициативу родителей. А вклад в формирование насилия в среде подростков был недооценен обществом, так как самое большое обвинение, которое было предъявлено им в СМИ  – это наличие мата (ненормативной лексики) в текстах. Либеральные деятели культуры сумели провернуть известную манипуляцию: вместо того, чтобы обсудить явление в целом, во всех аспектах, они навязали обществу дискуссию по поводу незначительной детали, да ещё в контексте бесконечной «жвачки» по поводу свободы творчества, которую якобы нельзя ничем ограничивать. Приведём в качестве контраргумента слова известного психолога Виктора Франкла: «Свобода — всего лишь негативная (обратная) сторона цельного понятия, позитивной (лицевой) стороной которого является ответственность. Действительная свобода может выродиться в простой произвол, если она не ограничена ответственностью».

Время показало, что не всё ещё потеряно. Так, совсем недавно Роскомнадзор провёл экспертизу «творчества» рэпера Крида.  Отмечается, что тексты песен, клипы и записи выступлений артиста анализировали эксперты межрегиональной общественной организации «Национальный совет социальной информации» в соответствии с законом «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Эксперты пришли к выводу, что Крид – «представитель агрессивной антироссийской субкультуры рэперов», который отрицает семейные ценности, через музыку несёт антиценности сатанизма, что «равносильно убийству русского самосознания». В 15-страничном материале заявлено установление возможного негативного влияния деятельности музыканта на здоровье и развитие несовершеннолетних. В документе говорится, что его песни приводят слушателей в стресс, блокируют развитие интеллекта и пагубно воздействуют на способность логического мышления. Тотальный цинизм певца проявляется в пренебрежении как к моральным, так и к культурным нормам россиян. Также эксперты считают, что творчество Крида не несет художественную ценность.

По словам другого деструктивного исполнителя - Gone.Fludd: «Большинство песен было придумано и записано в разных нетрезвых состояниях», в песнях пропагандируются наркотики, извращенный секс, немотивированная агрессия и терроризм. 

У Монеточки есть песня об убийстве родителей, суициде и других способах «круто быть изгаженной вдоль, поперёк».

А Рэперы Oxxxymiron, Замая и Слава КПСС – пропагандируют скулшутинг. Так, К этой же теме обращалась и группа «Пионерлагерь». Так, Вот текст песни известного рэпера Oxxxymiron «Последний Звонок» по мотивам фильма «Класс», в свою очередь, снятого по мотивам американского теракта в школе (название песни может не вызывать никаких подозрений у родителей и преподавателей). В этой песне подонки, расстреливающие одноклассников, выставлены героями, а массовое убийство и в тексте песни и в сопровождающем видеоряде представлено в положительном контексте, как своеобразный протест против несправедливости, даёт негативный идеал.

 В ней есть слова: «Нет, я не маньяк! Причем здесь Чикатило, Битцевский парк?// Терроризма признанный акт - для других единственный шанс,// Единственный шаг - объявить обидчикам личный джихад.// …Вы мне мученье доставили, но ваш час быть мишенью настал».

Таким образом, этот исполнитель  открыто призывает к насилию и «кровавым замесам» в школах. Ещё там есть слова: «Сложней всего было найти тротил и запал». Песня вполне могла послужить сценарием теракту в Керчи!

 А Рэпер Face пропагандирует исламистский радикализм.

В последние два года все эксперты фиксируют резкий рост количества  несовершеннолетних, вовлеченных в деятельность деструктивных сообществ социальных сетей. Причём возрастные границы охвата подрастающего поколения расширились:  теперь это не только подростки, но и школьники младших классов, и юноши. А номенклатура и тематика сообществ значительно расширилась.

Экспертами наблюдалась следующая динамика доминирующих идей, которые  внедрялись в сознание подрастающего поколения деструктивными сетевыми сообществами:

     В 2017 году – «быть плохим – хорошо», В 2018 – в сети появился сатанизм и терроризм, идеи обесценивания своей и чужой жизни. В 2019 году эти идеи усугубились, пропагандировались идеи хаоса и террора, обесценивание жизни общества, ненависти к России.

     В социальных сетях существуют так называемые  «воронка вовлечения» подростков:

- сначала это группы широкого охвата, открытые группы по деструктивным темам - обще информирование о самоубийствах, травля и пр.;

- затем группы тех, кто «созрел», более узкой тематики. Здесь есть условия вступления и выполнение заданий;

- затем частные группы – «для своих». Здесь определённые задания,  субкультура, которую надо соблюдать, чтобы быть «своим»;

- затем закрытые чаты для приватного общения с «созревшими», где осуществляется подготовка к действиям;

- затем даются команды на выполнение реальных действий в реальном мире; за них начисляются бонусы, повышается статус в группе, раздаются звания.

Независимо от типа деструктивной группы (суицидальная игра, скулшутеры, АУЕ или другие) в «воронках вовлечения» преследуются следующие скрытые цели:

- сниженная способность критически мыслить и принимать взвешенные решения, дрессировка, отбор наиболее внушаемых;

- «перепрошивка»: обесценивание традиций, человеческих ценностей, прежде всего семьи, разрушение норм морали, отрицание ответственности и формирование искаженных ценностей, снижение ценности собственной жизни подростка, ценности жизни других людей, ценности жизни общества в целом

- «накрутка»: создание ощущения неблагополучия и опасности объективной реальности, приучение  к идее насилия;

- формируется стремление к разрушению, подготовка к действиям.

- конечными являются политические цели: дестабилизация социальной и политической жизни общества.

Выстраиваются «воронки» чаще всего из-за границы. За деструктивными группами стоят те, у кого уже есть кибервойска и кто заинтересован в политической нестабильности в нашей стране. Опасные цифровые продукты выпускаются специалистами высокого класса, в том число которых входят психологи и психотерапевты. Все преступления против детей имеют четкий сценарий, хорошо спланированы, в отношении жертв применяются тактики манипуляции, обмана, угроз и шантажа. В манипулирование через интернет уже подключаются так называемое использование больших данных и искусственный интеллект.  А далее технология будет стремительно совершенствоваться.

         Не будем забывать, что России объявлена война в информационной сфере и в сфере поведения. И это не миф, как утверждают некоторые, тому есть документальные подтверждения. И то, что сегодня наблюдают эксперты в цифровой сфере, это подтверждают.

Совершенно понятно, что те подростки, которые «воспитывались» деструктивными сетевыми сообществами, имеют неблагоприятные предпосылки для службы в армии. Одни из них получили навык насилия, другие – жертвы, и это будет реализовано в неуставных армейских взаимоотношениях. А когда последователи групп АУЕ или скулшутинга получат в руки оружие, страшно подумать, что они могут сделать.

Итак, последствия воспитания нашего подрастающего поколения деструктивными социальны угрозы будущим призывникам, но и в более широком контексте – здоровья общества в целом. Поэтому задача ограждения подростков и молодёжи от деятельности деструктивных сетевых сообществ является крайне важной общественной задачей.

 

разработано веб студией veles-web