mfc
ГБУЗ КО "Калужский областной Центр общественного здоровья и медицинской профилактики"
view Версия для слабовидящих

Калуга в оккупации 1941

Современная Калуга уже почти ничем не напоминает Калугу довоенную: она была одним из многих районных центров Тульской области. Трудно представить себе город таким, каким он был почти 80 лет назад, накануне оккупации.. Лучше всего это можно сделать, рассматривая фотографии и читая документы, которые хранятся в Государственном архиве Калужской области...

Задать вопрос
+ А
- А
Изображения
Выйти

Современная Калуга уже почти ничем не напоминает Калугу довоенную: она была одним из многих районных центров Тульской области. Трудно представить себе город таким, каким он был почти 80 лет назад, накануне оккупации.. Лучше всего это можно сделать, рассматривая фотографии и читая документы, которые хранятся в Государственном архиве Калужской области...

Калуга в оккупации 1941

Современная Калуга уже почти ничем не напоминает Калугу довоенную: она была одним из многих районных центров Тульской области. Трудно представить себе город таким, каким он был почти 80 лет назад, накануне оккупации.. Лучше всего это можно сделать, рассматривая фотографии и читая документы, которые хранятся в Государственном архиве Калужской области.

Из «Акта по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, общественным организациям, государственным предприятиям г. Калуги»:

За период Советской власти и особенно за годы Сталинских пятилеток, Калуга была превращена в один из крупных индустриальных центров с населением в 98632 чел.

Калужский машиностроительный завод НКПС выпускал продукции для ж.д. транспорта от дрезин «Пионер», мотоподвижного состава до сложнейших дизелей мощностью в 160 лошадиных сил.

Телеграфные аппараты МОРЗЕ, СТ-35, БОДО и различную предохранительную аппаратуру изготовлял электромеханический завод № 1.

Работали заводы союзного значения: «Электросчетчик», Ликеро-водочный завод, Мясокомбинат, Хлебокомбинат, Завод фруктовых вод, Скульптурная фабрика, Биофабрика, лучшая типография страны, кирпичные заводы, крупнейшая спичечная фабрика «Гигант» им. Ворошилова давала день до 4 с лишним миллионов коробков спичек, полторы тысячи человек были заняты высокопроизводительным трудом на швейной фабрике им. Димитрова, действовали завод им. Тельмана Авиапрома и другие. Строился крупнейший в Союзе парфюмерный комбинат, началось строительство турбинного завода. Решением Правительства развертывалось строитель Гидроэлектростанции мощностью 150 тыс. квт на реке Оке. Местная промышленность города, объединявшая Лесозавод, мебельные фабрики, «Мехштамп» мастерские Ширпотреба, швейные мастерские и артели кооперации «Спартак», «Кожобъединение», «Живопись», торгово-пищевая и другие полностью обеспечивали население всеми необходимыми предметами домашнего обихода. Все отрасли хозяйства обеспечивались энергией Центральной электростанции.

Из «Кратких сведений о состоянии здравоохранения на 30 декабря 1941 г, день освобождения г. Калуги от немецких оккупантов»:

До оккупации г. Калуги немецкими войсками здравоохранение имело следующие лечебно-профилактические организации:

Городская больница на 450 коек, туббольница на 90 коек, роддом на 100 коек, городская поликлиника, детская поликлиника, вендиспансер, женская консультация, детская консультация, профкабинет, прививочный пункт, глазная и зуболечебницы, санбаклаборатория, пастеровский пункт, пункт переливания крови, дезинфекционная станция, 8 ясель, дом младенца на 110 коек, молочная кухня.

Городская больница имела приемный покой с диагностическим отделением, хирургическое отделение с рентгеном, терапевтическое отделение с некоторыми видами физиотерапии, детское терапевтическое и венотделения, инфекционное отделение для госпитализации скарлатинных, дифтерийных, дизентерийных, тифозных больных и боксы для других встречающихся инфекционных заболеваний; аптеку.

Городская поликлиника, кроме кабинетов для приема по разным специальностям до оккупации имела физиотерапевтический кабинет, рентген, водолечебницу, грязелечебницу, клиническую и зуботехническую лаборатории, скорую помощь с соответствующим транспортом и помощь на дому тоже с транспортом.

В детской поликлинике наряду с кабинетами по разным специальностям функционировал физиотерапевтический кабинет и рентген.

Тубдиспансер и роддом каждый до оккупации имел специально свой рентген.

В 1941 году на нашу землю пришла война.

Директор Калужского областного краеведческого музея кандидат исторических наук Виталий Бессонов:

«Долгое время ходили слухи, что Калуга была сдана без боя, а немцев якобы “встречали хлебом-солью». Но Калугу сдали после ожесточенных боёв, которые проходили в окрестностях города, хотя и в самом городе были отдельные очаги сопротивления, как, например, в районе площади Маяковского. Это подтверждают и рассказы очевидцев, и документы. 5-я гвардейская  стрелковая дивизия, защищавшая Калугу, оборонялась стойко и, лишь оказавшись почти в окружении, вышла из него с боем, чтобы сохранить людей и вооружения для дальнейшей обороны - прежде всего Москвы.

Достоверно известно, что фашисты вели наступление на Калугу с правого берега Оки. Время входа немецких частей в город документы вермахта зафиксировали чётко: 12 октября 1941 года в 21 час».

Из воспоминаний ветерана ВОВ Клавдии Тимофеевны Алымовой:

«Война была общей бедой. Мне, Клаве Мазиной (в будущем Алымовой) исполнилось шестнадцать, когда немецкие войска захватили Калугу. Наша семья жила на окраине города - в частном доме. Улица называлась «Театральная площадь», так как на месте, где ныне стоит памятник К.Э. Циолковскому на пл. Мира, ранее находился драматический театр. Немцы заняли театр под конюшню, а при отступлении они его сожгли. Город остался без света и без воды. За водой ходили, крадучись, к роднику в Березуйском овраге. Никакого обеспечения продуктами питания, выживали за счет того, что вырастили на огородах. Мы имели маленькую «буржуйку» - печку чуть побольше ведра. Один раз в сутки мать могла сварить похлёбку. В доме было очень холодно, неуютно.

Однажды со мной произошел случай, взволновавший до глубины души. Мой младший брат Николай заболел воспалением легких. Недалеко живший врач посоветовал попоить брата жиром. А где его взять? Мать послала меня на рынок, чтобы поменять какую-то вещь на топленое сало. Мне удалось выменять совсем немного сала и еще кусок хлеба. Возвращаясь домой, увидела, как под охраной ведут наших пленных солдат. Я сунула одному из них хлеб, успела заметить, как исчез хлеб в колонне. За это немец тут же огрел меня прикладом, от чего я тут же свалилась в сугроб.

Когда жить в городе стало совсем невмоготу, мы (мать и трое детей) отправились к дедушке с бабушкой в деревню Желыбино на Правобережье Оки. Туда же из Калуги прибыла еще одна их дочь со своей семьей. Вместе с домочадцами, набралось четырнадцать человек, ютившихся в небольшой избе. В деревне немцев не было, размещался только их лазарет. Но отдельными группами гитлеровцы врывались и грабили: уводили скот, отнимали теплые вещи, порой поджигали дома. Мы жили не раздеваясь, спали на полу, вместо постели – солома. Мы все время были готовы выбежать в случае пожара. Позже совсем стало страшно оставаться в избе (ее немцы все-таки сожгли), и мы ушли в землянку на две семьи. В глубине место заняла семья с малыми детьми, а остальные сгрудились у входа. Бывало ночью кто-то выйдет из землянки, а обратно, как ни оберегайся, вносится снег, он тает. Поэтому ноги наши постоянно были мокрые.

Однажды бабушка (и я с ней) пошли в Калугу. Раньше мост через Оку был деревянный от Двориков к Воробьевке в сторону площади Ленина (Старый Торг). На той и другой стороне реки немецкие патрули. Они нас, оборванных прощупали и пропустили. Поднявшись в гору, мы увидели две виселицы с повешенными. Нас охватил страх. Кое-как мы добрались до рынка, выменяли: стакан соли и кусок мыла. С тем и вернулись в деревню. Так мы выживали.

Каждый день оккупации таил в себе большую опасность для калужской земли, держал нас в постоянной тревоге. Но мы верили в освобождение из неволи. И безмерно радостный день пришел! К нашей радости прибавлялась и гордость, так как освобождал деревню племянник матери старший лейтенант Павел Михайлович Семин со своими подчинёнными».

Виталий Бессонов:

«30 декабря 1941 года в 6 часов утра после залпа «Катюш», началось «концентрическое» наступление на Калугу, и к полудню город был освобожден.

Освобождение Калуги стало одной из самых ярких и радостных событий не только зимы 1941-го, но и всего периода начала войны: Калуга была чуть не первым освобождённым городом, причём в самый канун Нового 1942 года! И тогда в Калугу был направлен серьёзный и представительный «десант» писателей и художников, в том числе приезжал и Борис Пастернак, посетивший Калугу несколько позже. Целью литераторов было выяснить у калужан и рассказать всему советскому народу о бесчинствах немцев на оккупированных территориях».

После оккупации, зимой 1942 года, Клава Мазина участвовала в работах, которые назывались «трудовым фронтом». В районе Секиотово ремонтировала дороги, приходилось также рыть противотанковые рвы. Через некоторое время ее отправили домой из-за истощения. Сказались лишения, перенесенные в дни оккупации.

Окончив курсы медсестер, в октябре 1942 года устроилась в военный госпиталь № 669, располагавшийся в Калуге. С этого времени до конца Великой Отечественной войны Клавдия Тимофеевна прошла в составе госпиталя, который с октября 1943 года стал передвижным, следуя за наступающими войсками 2-го Белорусского фронта.

Ужасы оккупации, трудности и опасности, перенесенные на войне, сформировали у Клавдии Тимофеевны такое ценное качество личности как способность к глубокому состраданию. Она стала душевным, чутким человеком, которого люди уважали и тянулись к нему. Последние годы жизни, более 30 лет, Клавдия Тимофеевна Алымова помогала людям в должности Председателя Совета ветеранов микрорайона Кубяка в Калуге.

 

Н. Нефеденкова,

специалист ГБУЗ КО «Калужский областной Центр

медицинской профилактики»

по материалам Совета ветеранов Московского округа Калуги.

08.05.19

 

разработано веб студией veles-web